пятница, 29 марта 2013 г.

Свщмч Сергий (Скворцов)

Источник:
http://omsk-eparhiya.ru/main/Jitiya/3/ND12Sergiy.htm


Священномученик Сергий (Скворцов) [1]

Священномученник Сергий родился 4 июля 1896 года в деревне Смольниково Клинского уезда Московской губернии в семье Иосифа и Екатерины Скворцовых. Отец Сергея был печником. В 1914 году Сергей Иосифович окончил учительскую семинарию и поступил работать учителем в начальные классы школы. Вскоре он женился на Клавдии Николаевне Михайловой, дочери служащего железной дороги; впоследствии у них родилось трое детей — Лидия, Николай и Александр.
В 1918 году в самом начале безбожных гонений, когда Русская Православная Церковь была поставлена большевиками вне закона, Сергей Иосифович был рукоположен в сан диакона, а в 1926 году — в сан священника ко храму мученицы Параскевы Пятницы в поселке Дрезна Орехово-Зуевского района, в котором он прослужил до своего ареста. В начале 1930-х годов он был назначен настоятелем этого храма. Прихожане любили отца Сергия за то, что он все силы и время отдавал приходу и для всех неимущих требы совершал бесплатно. В 1926 году храм попытались захватить обновленцы, позиции которых были очень сильны в Орехово-Зуевском районе, но отцу Сергию удалось отстоять церковь от их захвата. Тогда власти решили храм закрыть. Отец Сергий принял в это время деятельное участие в отстаивании храма. После многих хлопот и поездок во ВЦИК священнику и прихожанам удалось храм сохранить. Он был закрыт в 1953 году.
Ставя своей целью закрытие храма, власти угрожали отцу Сергию арестом и требовали от него, чтобы он снял с себя сан через заявление в газету и написал, что не верит в Бога и дурманит народ. Но он с негодованием отверг это предложение. Тогда ему стали предлагать скрыться, уехать. «Уедешь, и, может быть, минет тебя “чаша сия”», — говорили ему «доброжелатели». Но и это предложение он не принял, сказав: «Куда я уеду? Как я буду смотреть народу в глаза?»
Весной 1937 года тяжело заболела его жена Клавдия Николаевна. Поначалу болезнь казалась не грозной, так как это была обыкновенная простуда, но затем она получила стремительное развитие и перешла в туберкулез, от которого 30 апреля 1937 года Клавдия Николаевна скончалась, оставив троих детей: четырнадцати, двенадцати и девяти лет. Дети жили с отцом Сергием и с бабушкой Екатериной Никитичной.
Власти арестовали отца Сергия 28 сентября 1937 года. Отслужив литургию на престольный праздник в храме великомученика Никиты в селе Кабаново, где незадолго перед этим был арестован друг отца Сергия, протоиерей Василий Максимов, он вернулся домой. Глубокой ночью кто-то постучался в окно. Отец Сергий давно ждал этого часа и спокойно сказал: «Это за мной». Затем он встал, оделся и открыл дверь.
В дом вошли трое сотрудников НКВД. Они все перерыли, но ничего не нашли. После этого один из них сказал: «Ну, собирайтесь. Берите всё теплое». Дети и бабушка заплакали. Отец Сергий попрощался со всеми, благословил, поцеловал и ушел. Арест отца вызвал у детей нервное потрясение, дочь Лидия, выскочив на улицу, безотчетно стала кричать «караул», и состояние ее было таково, что она не могла остановиться. Сотрудники НКВД, чтобы утихомирить девочку, стали стрелять в воздух.
Первое время после ареста отец Сергий находился в тюрьме в городе Покров; бабушка и дети приносили ему туда продукты и вещи. Однажды священник передал им из тюрьмы белье и прядь своих волос, и дети поняли, что их отца остригли. Вскоре священника перевели в Таганскую тюрьму в Москве. Были допрошены лжесвидетели. Один из них, фотограф Цветков, показал, что «Скворцов, используя сан священника, часто проводит беседы с верующими».
Председатель сельсовета в Дрезне сказал о священнике: «Скворцов среди верующих и граждан поселка Дрезна проводит антисоветскую агитацию, группируя вокруг себя активных церковников. Он поддерживал связь с арестованным недавно попом кабановской церкви Максимовым. Скворцов весной этого года около сельсовета в антисоветском духе заявлял: "Плохо стало верующим. Советская власть с нас берет великие налоги. Хотя государство и говорит, что оно не вмешивается в церковные дела, что Церковь отделена от государства, а все же нас притесняет"».
Выслушав лжесвидетельства, отец Сергий не согласился с ними и потребовал от следователя, чтобы ему была устроена очная ставка, но следователь ему в этом отказал.
3 и 4 октября 1937 года следователь допросил священника.
— Дайте показания о контрреволюционных высказываниях Максимова.
— Мне во время бесед от священника Максимова относительно новой конституции приходилось слышать: «При новой конституции нам будет лучше». Высказываний контрреволюционного характера от него слышать не приходилось.
— Следствие располагает данными, что вы среди верующих поселка Дрезна проводили антисоветскую агитацию. Признаете ли вы это?
— Нет, я этого не признаю.
— Следствие располагает данными, что весной 1937 года, будучи в сельсовете, вы высказывали антисоветские суждения о советской власти, доказывая, что государство притесняет верующих.
— Нет, этого я не признаю.
— Дайте конкретные показания о ваших контрреволюционных связях с попом Максимовым и о его антисоветской деятельности. Нам известно, что вы заявляли: «Поп Максимов арестован за проповеди с амвона и антисоветские высказывания на поминках». Какие это были высказывания? Дайте показания.
— Я никаких связей контрреволюционного характера со священником Максимовым не имел, антисоветских высказываний Максимова не знаю и не слышал. Я слышал о причинах ареста священника от фотографа Цветкова.
На этом допросы были прекращены, и 5 октября следствие было закончено. 13 октября 1937 года тройка НКВД приговорила отца Сергия к десяти годам заключения в исправительно-трудовом лагере. Из Таганской тюрьмы священник был отправлен в 13-е отделение Бамлага, расположенное в Биробиджане. Только здесь ему объявили, что он приговорен к десяти годам заключения. Из Бамлага он был через некоторое время отправлен в Южлаг, в город Улан-Удэ, а затем в Безымянлаг Самарской области. В Дрезне у отца Сергия остались дети, которые жили с бабушкой, им помогали священники храма мученицы Параскевы Пятницы, отдавая семье арестованного священника десятую часть дохода, а также прихожане. Екатерина Никитична посылала посылки отцу Сергию, но с началом Великой Отечественной войны у них у самих положение настолько ухудшилось, что они уже с великим трудом находили продукты, чтобы послать их священнику. В 1943 году они получили от отца Сергия последнее письмо, в котором он написал: «Детки вы мои дорогие, дела мои плохи, я заболел дизентерией».
Священник Сергий Скворцов умер в Безымянлаге 25 марта 1943 года и был погребен в безвестной могиле.


[1] Лидия Сергеевна Крутова (Скворцова).
ГАРФ. Ф. 10035, д. 15797.


-----------------------------------------------------------------------------

Источник:

УЗНИК БЕЗЫМЯНЛАГА

Памяти священномученика Сергия Скворцова

25 марта Русская Православная Церковь празднует память священномученика Сергия Скворцова.
Священномученик Сергий родился в 1896 году в деревне Смольниково Клинского уезда Московской губернии в семье печника Иосифа и его супруги Екатерины Скворцовых. В 1914 году он окончил учительскую семинарию и поступил работать учителем в начальные классы школы. Вскоре он женился на Клавдии Михайловой, дочери служащего железной дороги, и у них родилось трое детей — Лидия, Николай и Александр.
В 1918 году, после издания декрета об отделении Церкви от государства и лишения ее прав юридического лица, чем она была поставлена почти вне закона, Сергий выразил желание послужить Церкви. Он был рукоположен во диакона, а в 1926 году — во священника ко храму мученицы Параскевы Пятницы в поселке Дрезна Орехово-Зуевского района в то самое время, когда храм пытались захватить обновленцы, позиции которых были очень сильны в этом районе. Отцу Сергию, однако, удалось удержать приход в Православии. Тогда власти попытались закрыть храм. Отец Сергий принял в то время самое деятельное участие в отстаивании храма от закрытия. После многих хлопот и поездок во ВЦИК священнику и прихожанам удалось храм сохранить. Он был закрыт только в 1953 году.
В начале 1930-х годов отец Сергий был назначен настоятелем храма мученицы Параскевы Пятницы. Прихожане полюбили отца Сергия от начала его служения у них. Они видели его ревность сразу после рукоположения и то, что он оставался таким же ревностным Христовым служителем и потом, видели, насколько он все свои силы и время отдавал приходу, его крайнюю нестяжательность — он бесплатно совершал для неимущих требы, несмотря на то, что и сам в это время имел малолетних детей и нуждался.
Ставя своей конечной целью закрытие храма, власти стали угрожать священнику арестом, требовали от него, чтобы он снял с себя сан и написал заявление в газету, что не верит в Бога. С негодованием он отверг это предложение. Тогда ему стали предлагать скрыться, уехать. «Уедешь, и, может быть, минет тебя “чаша сия”», — говорили ему и мнимые доброжелатели. Но и эти предложения он не принял, ответив на них: «Куда я уеду? Как я буду смотреть народу в глаза?»
Наступил 1937 год — год массовых арестов и казней. Весной этого года тяжело заболела жена священника Клавдия. Поначалу болезнь казалась совсем не грозной, так как это была самая обычная простуда, но затем она получила стремительное развитие и перешла в туберкулез. 30 апреля 1937 года Клавдия скончалась, оставив троих детей — четырнадцати, двенадцати и девяти лет. Дети жили тогда с отцом и бабушкой Екатериной Никитичной. Но и с отцом им недолго оставалось жить.
28 сентября 1937 года власти арестовали священника. Последняя его Литургия стала большим для него утешением. Отслужив ее на престольный праздник в храме великомученика Никиты в селе Кабаново, где незадолго перед этим был арестован его близкий друг протоиерей Василий Максимов, отец Сергий вернулся домой. Глубокой ночью кто-то незваный тихонько постучался в окно. Священник давно ждал наступления этого часа и, вздохнув, спокойно сказал: «Это за мной». Он встал с постели, оделся и открыл дверь.
В дом вошли трое сотрудников НКВД. После обыска один из них по-деловому и даже как-то заботливо сказал: «Собирайтесь. Берите всё теплое». Дети и мать священника, предчувствуя недоброе, заплакали. Собрав вещи, отец Сергий со всеми попрощался, всех благословил и ушел. Внезапный арест отца вызвал у детей нервное потрясение. Находясь почти в состоянии беспамятства, дочь Лидия выскочила на улицу и закричала «караул!», не в силах справиться с собой и остановиться. Сотрудник НКВД попытался ее утихомирить, но поскольку это не получалось, выстрелил в воздух.
Первые дни после ареста отец Сергий находился в тюрьме в городе Покров Владимирской области; и его мать и дети, приезжая к нему, привозили продукты и вещи. Однажды священник передал им из тюрьмы белье и прядь своих волос, и дети поняли, что их отца остригли и он уже стал почти как настоящий заключенный.
Были допрошены свидетели. Один из них показал, что «Скворцов, используя сан священника, часто проводил беседы с верующими». Секретарь сельсовета в Дрезне сказал о священнике: «Скворцов среди верующих и граждан поселка Дрезна проводит антисоветскую агитацию, группируя вокруг себя активных верующих. Он поддерживал связь с арестованным недавно священником кабановской церкви Максимовым. Скворцов весной этого года около сельсовета в антисоветском духе заявлял: “Плохо стало верующим. Советская власть с нас берет великие налоги. Хотя государство и говорит, что оно не вмешивается в церковные дела, что Церковь отделена от государства, а все же нас притесняет”».
Выслушав зачитанные ему показания свидетелей, отец Сергий не согласился с ними и потребовал от следователя, чтобы ему была устроена очная ставка, но следователь ему в этом отказал.
3 и 4 октября 1937 года следователь на допросе потребовал, чтобы он дал показания о своем друге, священнике Василии Максимове. На это отец Сергий ответил, что отец Василий отлично охарактеризовал новую конституцию и даже выразил предположение, что духовенству при ней будет жить лучше. «Что же касается высказываний контрреволюционного характера, то таковых от него слышать не приходилось», — добавил отец Сергий. «Следствие располагает данными, что вы среди верующих поселка Дрезна проводили антисоветскую агитацию. Признаете ли вы это?» — «Нет, я этого не признаю». — «Следствие располагает данными, что весной 1937 года, будучи в сельсовете, вы высказывали антисоветские суждения о советской власти, доказывая, что государство притесняет верующих». — «Нет, этого я не признаю».
Следователь снова потребовал от него показаний о протоиерее Василии Максимове, заявив, будто отец Сергий говорил, что тот арестован за антисоветские проповеди, на что отец Сергий ответил, что никаких антисоветских высказываний он от Максимова не слышал, а слышал это от свидетеля, свидетельствовавшего и против него самого, что якобы священник Максимов арестован за антисоветские проповеди.
После допросов отца Сергия перевели в Таганскую тюрьму в Москву, и 5 октября 1937 года следствие было закончено. 13 октября тройка НКВД по Московской области приговорила священника к десяти годам заключения в исправительно-трудовом лагере. Из Таганской тюрьмы он был отправлен в 13-е отделение Бамлага, расположенное в Биробиджане. Только здесь ему объявили, что он приговорен к десяти годам заключения. Из Бамлага священник через некоторое время был отправлен в Южлаг, в город Улан-Удэ, а затем в Безымянлаг в Самарской области. Дети отца Сергия остались жить в Дрезне с его матерью; им помогали священники храма мученицы Параскевы Пятницы, отдавая семье арестованного священника десятую часть дохода, а также многие прихожане. Екатерина Никитична регулярно посылала посылки отцу Сергию, но с началом Великой Отечественной войны у нее самой положение настолько ухудшилось, что она с большим трудом находила продукты, чтобы послать ему. В 1943 году они получили от отца Сергия последнее письмо, в котором он написал: «Детки вы мои дорогие, дела мои плохи, я заболел...»
Священник Сергий Скворцов скончался в Безымянлаге 25 марта 1943 года и был погребен в безвестной могиле. 

На нижнем фото: Мать священника Сергия Скворцова Екатерина Никитична с внучкой Лидией

Полные тексты житий новомучеников опубликованы в книгах «Жития новомучеников и исповедников Российских ХХ века, составленные игуменом Дамаскином (Орловским). Январь–Июнь. Тверь, 2005–2008» и других и размещены на сайте: www.fond.ru.
Для желающих приобрести книги: тел.: 8 (916) 032 84 71 или e-mail: at249@yandex.ru
=================================

Источник:
Священномученик Сергий пресвитер (иерей Скворцов Сергей Иосифович)

1896г. - род. в д. Смольниково Клинского у. Моск. губ. в семье печника.
1914г. - окончил Учительскую семинарию.
1914-1918гг. - работал учителем начальных классов.

1918г. - рукоположен в диакона.
1926г. - рукоположен в иерея.
1926-1937гг. - служил в пос. Дрезна Орехово-Зуевского р-на МО.

1937г. - овдовел; арестован, приговорен к 10 годам ИТЛ ("а/с агитация").
1937-1943гг. - находился в Бамлаге НКВД г. Биробиджан Амурской обл., Южлаге НКВД г. Улан-Уде Амурской обл. и Безымянлаге НКВД Куйбышевской обл.

25 марта 1943г. - скончался от дизентерии в лагере.

2002г. - канонизирован Определением Священного Синода РПЦ.

Источник:

Игумен Дамаскин (Орловский)
СВЯЩЕННОМУЧЕНИК СЕРГИЙ СКВОРЦОВ 
Новомученики и исповедники ХХ века
Священномученик Сергий родился 4 июля 1896 года в деревне Смольниково Клинского уезда Московской губернии в семье Иосифа и Екатерины Скворцовых. Отец Сергея был печником. В 1914 году Сергей Иосифович окончил учительскую семинарию и поступил работать учителем в начальные классы школы. Вскоре он женился на Клавдии Николаевне Михайловой, дочери служащего железной дороги; впоследствии у них родилось трое детей – Лидия, Николай и Александр.
В 1918 году в самом начале безбожных гонений, когда Русская Православная Церковь была поставлена большевиками вне закона, Сергей Иосифович был рукоположен в сан диакона, а в 1926 году – в сан священника ко храму мученицы Параскевы Пятницы в поселке Дрезна Орехово-Зуевского района, в котором он прослужил до своего ареста. В начале 1930-х годов он был назначен настоятелем этого храма. Прихожане любили отца Сергия за то, что он все силы и время отдавал приходу и для всех неимущих требы совершал бесплатно. В 1926 году храм попытались захватить обновленцы, позиции которых были очень сильны в Орехово-Зуевском районе, но отцу Сергию удалось отстоять церковь от их захвата. Тогда власти решили храм закрыть. Отец Сергий принял в это время деятельное участие в отстаивании храма. После многих хлопот и поездок во ВЦИК священнику и прихожанам удалось храм сохранить. Он был закрыт в 1953 году.
Ставя своей целью закрытие храма, власти угрожали отцу Сергию арестом и требовали от него, чтобы он снял с себя сан через заявление в газету и написал, что не верит в Бога и дурманит народ. Но он с негодованием отверг это предложение. Тогда ему стали предлагать скрыться, уехать. «Уедешь, и, может быть, минет тебя “чаша сия”», — говорили ему «доброжелатели». Но и это предложение он не принял, сказав: «Куда я уеду? Как я буду смотреть народу в глаза?»
Весной 1937 года тяжело заболела его жена Клавдия Николаевна. Поначалу болезнь казалась не грозной, так как это была обыкновенная простуда, но затем она получила стремительное развитие и перешла в туберкулез, от которого 30 апреля 1937 года Клавдия Николаевна скончалась, оставив троих детей: четырнадцати, двенадцати и девяти лет. Дети жили с отцом Сергием и с бабушкой Екатериной Никитичной.
Власти арестовали отца Сергия 28 сентября 1937 года. Отслужив литургию на престольный праздник в храме великомученика Никиты в селе Кабаново, где незадолго перед этим был арестован друг отца Сергия, протоиерей Василий Максимов, он вернулся домой. Глубокой ночью кто-то постучался в окно. Отец Сергий давно ждал этого часа и спокойно сказал: «Это за мной». Затем он встал, оделся и открыл дверь.
В дом вошли трое сотрудников НКВД. Они все перерыли, но ничего не нашли. После этого один из них сказал: «Ну, собирайтесь. Берите всё теплое». Дети и бабушка заплакали. Отец Сергий попрощался со всеми, благословил, поцеловал и ушел. Арест отца вызвал у детей нервное потрясение, дочь Лидия, выскочив на улицу, безотчетно стала кричать «караул», и состояние ее было таково, что она не могла остановиться. Сотрудники НКВД, чтобы утихомирить девочку, стали стрелять в воздух.
Первое время после ареста отец Сергий находился в тюрьме в городе Покров; бабушка и дети приносили ему туда продукты и вещи. Однажды священник передал им из тюрьмы белье и прядь своих волос, и дети поняли, что их отца остригли. Вскоре священника перевели в Таганскую тюрьму в Москве. Были допрошены лжесвидетели. Один из них, фотограф Цветков, показал, что «Скворцов, используя сан священника, часто проводит беседы с верующими».
Председатель сельсовета в Дрезне сказал о священнике: «Скворцов среди верующих и граждан поселка Дрезна проводит антисоветскую агитацию, группируя вокруг себя активных церковников. Он поддерживал связь с арес­тованным недавно попом кабановской церкви Максимовым. Скворцов весной этого года около сельсовета в антисоветском духе заявлял: “Плохо стало верующим. Советская власть с нас берет великие налоги. Хотя государство и говорит, что оно не вмешивается в церковные дела, что Церковь отделена от государства, а все же нас притесняет”.
Выслушав лжесвидетельства, отец Сергий не согласился с ними и потребовал от следователя, чтобы ему была устроена очная ставка, но следователь ему в этом отказал.
3 и 4 октября 1937 года следователь допросил священника.
– Дайте показания о контрреволюционных высказываниях Максимова.
– Мне во время бесед от священника Максимова относительно новой конституции приходилось слышать: «При новой конституции нам будет лучше». Высказываний контрреволюционного характера от него слышать не приходилось.
– Следствие располагает данными, что вы среди верующих поселка Дрезна проводили антисоветскую агитацию. Признаете ли вы это?
– Нет, я этого не признаю.
– Следствие располагает данными, что весной 1937 года, будучи в сельсовете, вы высказывали антисоветские суждения о советской власти, доказывая, что государство притесняет верующих.
– Нет, этого я не признаю.
– Дайте конкретные показания о ваших контрреволюционных связях с попом Максимовым и о его антисоветской деятельности. Нам известно, что вы заявляли: «Поп Максимов арестован за проповеди с амвона и антисоветские высказывания на поминках». Какие это были высказывания? Дайте показания.
– Я никаких связей контрреволюционного характера со священником Максимовым не имел, антисоветских высказываний Максимова не знаю и не слышал. Я слышал о причинах ареста священника от фотографа Цветкова.
На этом допросы были прекращены, и 5 октября следствие было закончено. 13 октября 1937 года тройка НКВД приговорила отца Сергия к десяти годам заключения в исправительно-трудовом лагере. Из Таганской тюрьмы священник был отправлен в 13-е отделение Бамлага, расположенное в Биробиджане. Только здесь ему объявили, что он приговорен к десяти годам заключения. Из Бамлага он был через некоторое время отправлен в Южлаг, в город Улан-Удэ, а затем в Безымянлаг Самарской области. В Дрезне у отца Сергия остались дети, которые жили с бабушкой, им помогали священники храма мученицы Параскевы Пятницы, отдавая семье арестованного священника десятую часть дохода, а также прихожане. Екатерина Никитична посылала посылки отцу Сергию, но с началом Великой Отечественной войны у них у самих положение настолько ухудшилось, что они уже с великим трудом находили продукты, чтобы послать их священнику. В 1943 году они получили от отца Сергия последнее письмо, в котором он написал: «Детки вы мои дорогие, дела мои плохи, я заболел дизентерией».
Священник Сергий Скворцов умер в Безымянлаге 25 марта 1943 года и был погребен в безвестной могиле.
 Белгородская Православная Духовная семинария (с мис

Комментариев нет:

Отправить комментарий